Решение по повышению базовой ставки разъяснили в Нацбанке

Зампредседателя Национального банка РК Акылжан Баймагамбетов рассказал о решении по базовой ставке, передает МИА “Казинформ”.

Акылжан Маликович побеседовал с корреспондентами издания. По его словам, решение по базовой ставке было принято по итогам прогнозного раунда “август-сентябрь”, который позволил специалистам Нацбанка обновить прогнозы и учесть текущие тенденции во внутренней и мировой экономике.

“Исходя из нашего анализа, мы видим существенный внешний проинфляционный фон, который обусловлен рекордным ростом цен на продовольствие и сырье. Об этом свидетельствует годовой рост индекса продовольственных цен ФАО в августе этого года на 32,9%”, – пояснил зампредседателя Нацбанка РК.

Он отметил, что ситуация усугубляется сбоем цепочек поставок и ускорением глобального спроса, которое связано с беспрецедентными мерами фискального стимулирования.

“Как следствие, общий уровень инфляции в мире продолжает расти, превышая целевые ориентиры монетарных властей. В США инфляция в июле достигла максимального значения за 13 лет – 5,4%, в Еврозоне – максимального за 10 лет значения 3% в августе, в России – максимального за 5 лет значения 6,7% по итогам августа”, – отметил Баймагамбетов.

По его словам, внутренние факторы также ухудшают инфляционную картину. К ним он отнес рекордный рост цен на плодоовощную продукцию в межсезонье, ускоряющийся внутренний спрос при высоком уровне фискального стимулирования, рост цен на электричество, ГСМ и газ.

Замглавы Нацбанка пояснил, что эти факторы в совокупности повлияли на ускорение инфляции до 8,7% в августе 2021 года.

“Таким образом, наше решение по базовой ставке – это логичный ответ на реализующиеся риски. Оно направлено на снижение инфляции к 4-6% в 2022 году”, – отметил он.

Высказываясь о последствиях повышения базовой ставки в июле, зампред Национального банка отметил, что это шаги по реализации политики инфляционного таргетирования.

Суть инфляционного таргетирования. по его словам, заключается в якорении инфляции на целевом уровне, используя главный инструмент ­– базовую ставку.

“Если возникают устойчивые риски отклонения инфляции от цели вверх, тогда постепенно меняется направленность монетарных условий ­– повышается базовая ставка. Таким образом, наши действия ­– это как звенья одной цепи, в первую очередь, направлены на стабилизацию инфляции. Но не стоит забывать, что эффект от повышения ставки на уровень цен не происходит сразу. Нужно определенное время”, – пояснил Баймагамбетов.

Он также отметил, что некоторые краткосрочные эффекты тоже присутствуют. В качестве примера зампред рассказал, что рост базовой ставки способствовал балансировке внутреннего валютного рынка за счет сохранения привлекательности тенге и тенговых активов.

Байгамбетов назвал основные факторы, которые двигают цены вверх.

Главные факторы инфляционного давления на сегодня, по его мнению, сосредоточены на немонетарной стороне – в ценах на продовольственные товары, которые по итогам августа выросли на 11,4% в годовом выражении, резком подорожании ГСМ и электроэнергии.

“Несмотря на небольшое снижение индекса продовольственных цен ФАО в июне-июле, его рост продолжился уже в августе текущего года. Это означает, что высокий рост цен на продукты питания сохраняется с начала пандемии во всем мире. У нас эта тенденция усугубляется межсезонными шоками и в целом периодическими дисбалансами предложения. На этом фоне наблюдается рекордный за последние годы межсезонный рост цен на овощи, удорожание мяса, растительных масел, сахара и яиц”, – отметил он.

Зампред Нацбанка РК также подчеркнул. что повышение цен на продовольствие также связано с ростом цен производителей, снижением предложения из-за истощения запасов прошлого урожая и ростом мировых продовольственных цен.

“К сожалению, с учетом этого, мы де-факто пропустили большую часть сезонного снижения цен на овощи – обычно в конце лета наблюдается низкая месячная продовольственная инфляция или даже дезинфляция. То есть, наблюдаемая сейчас продовольственная инфляция в летние месяцы – для них не характерна”, – сообщил он.

Непродовольственная инфляция в годовом измерении ускорилась до 7,3% в результате роста цен на бензин, одежду и обувь. Стоимость ГСМ выросла на 13,1% на фоне роста себестоимости и восстановления деловой активности в стране. Одежда и обувь подорожали на 6,5%, чему способствовало удорожание импорта.

“Тенденция повышения непродовольственной инфляции подкрепляется реализацией эффекта отложенного спроса на фоне динамичного восстановления потребительской активности и кредитования. Это подтверждается показателем импорта потребительских товаров, который вырос за первое полугодие 2021 года на 27,3%, и это не эффект базы”, – сообщил зампред Нацбанка.

Ускоряется также инфляция платных услуг, которая составила по итогам августа 6,6% на фоне годового роста цен электроэнергии на 10,1%. По его информации, это вызвало удорожание тарифов коммунальных услуг на 6,3%. Электроэнергия – это позиция, во многом схожая по своему сетевому влиянию на инфляцию с ГСМ.

Поделиться новостью в социальных сетях

Похожие новости